Slavistica Vilnensis
Slavistica Vilnensis
Download

Slavistica Vilnensis ISSN 2351-6895 eISSN 2424-6115
2021, vol. 66(2), pp. 62–77 DOI: https://doi.org/10.15388/SlavViln.2021.66(2).71

Księgi Metamorphoseon В. Отвиновского как источник для русских переводов Метаморфоз Овидия начала XVIII века: номинация святилищ

Екатерина Алексеевна Матвеенко
Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Россия
Email
: ea.matveenko@gmail.com
ORCID ID:https://orcid.org/0000-0002-3192-6688

Аннотация. В статье исследуются принципы перевода наименований сакральных построек в польской комментированной версии Метаморфоз Овидия Księgi Metamorphoseon, to jest, Przemian od Publiusa Owidiusza Nasona Wierszami opisane, изданной Валерианом Отвиновским в Кракове в 1638 г. Именно с этого польского текста в начале XVIII в. были выполнены первые полные русские переводы Метаморфоз. Устанавливается, что в абсолютном большинстве случаев В. Отвиновский выбрал единый нейтральный вариант для перевода разных латинских наименований языческих святилищ – лексему kościół. Сравнение перевода В. Отвиновского с переводом Я. Жебровского, изданным в 1636 г., показывает, что унификация вариантов перевода была сознательным выбором В. Отвиновского. Проведённое исследование может стать точкой отсчёта для дальнейшего анализа обращения с наименованиями святилищ в русских переводах.

Ключевые слова: Метаморфозы Овидия, переводческие техники, польско-латинские переводы, наименования сакральных построек, В. Отвиновский

Księgi Metamorphoseon by W. Otwinowski as the Source for Russian Translations of Ovid’s Metamorphoses in Early 18th Century: Nomination of Sanctuaries

Summary. The article examines the translation of lexemes nominating shrines in Polish Ovid’s Metamorphoses adaptation Księgi Metamorphoseon, to jest, Przemian od Publiusa Owidiusza Nasona Wierszami opisane made by Walerian Otwinowski in 1638. From this Polish verse translation in early 18th century was made both Russian translations of Metamorphoses. Thus the results of present study can be considered also as starting point for further examination of Russian translations. It is determined that in Otwinowski’s version lexeme kościół was chosen as a unified neutral equivalent for some different Latin nominations of pagan sanctuaries. Comparison with another Polish translation of Metamorphoses, Jakob Żebrowski’s Metamorphoseon, to jest Przeobrażenia ksiąg piętnaście (1636), shows that Otwinowski’s decision to translate different Latin lexical equivalents by unified lexical item is a distinctive feature of his translation. For further study in translation techniques in both Russian translations it is important that the Polish origin (Otwinowski’s translation) itself doesn’t represent a field for a variety of translation correspondences within considered lexemes.

Keywords: Ovid’s Metamorphoses, translation techniques, Polish-Latin translations, nomination of sanctuaries, Walerian Otwinowski

W. Otwinowskio „Księgi Metamorphoseon“ kaip XVIII amžiaus pradžios Ovidijaus „Metamorfozės“ vertimų į rusų kalbą šaltinis: šventovių pavadinimai

Santrauka. Straipsnyje nagrinėjami sakralinių pastatų pavadinimų vertimo principai Valerijano Otwinowskio lenkiškoje komentuotoje Ovidijaus Metamorphoses versijoje Księgi Metamorphoseon, to jest, Przemian od Publiusa Owidiusza Nasona Wierszami opisane, išleistoje 1638 m. Krokuvoje. Būtent iš šio lenkiško teksto XVIII a. pradžioje buvo padaryti pirmieji pilni Metamorfozių vertimai į rusų kalbą. Nustatyta, kad daugeliu atvejų W. Otwinowskis įvairiems lotyniškiems pagoniškų šventovių pavadinimams versti pasirinko vieną neutralų variantą ‒ leksemą kościół. Otwinowskio vertimo gretinimas su J. Žebrovskio vertimu, išleistu 1636 m., parodo, kad vertimo variantų suvienodinimas buvo sąmoningas V. Otwinowskio pasirinkimas. Atliktas tyrimas gali tapti atspirties tašku tolesniam šventovių pavadinimų traktavimo rusų vertimuose nagrinėjime.

Reikšminiai žodžiai: Ovidijaus Metamorfozės, vertimo technika, lenkų-lotynų kalbos vertimai, šventovių pavadinimai, W. Otwinowskis

Received: 27.07.2021. Accepted: 21.12.2021. Copyright © 2021 Екатерина Алексеевна Матвеенко. Published by Vilnius University Press. This is an Open Access article distributed under the terms of the Creative Commons Attribution Licence, which permits unrestricted use, distribution, and reproduction in any medium, provided the original author and source are credited.

Введение

В первой трети XVIII в. в России дважды были переведены Метаморфозы Овидия. Первый русский перевод, выполненный не позднее 1706 г., сохранился в пяти списках разного состава [Николаев 2008, 189] и по ряду признаков разделяется на две редакции — раннюю и позднюю1 [Мольков 2016, 454–463]. Второй перевод, датируемый первой третью XVIII в., сохранился в трёх списках разного состава2 [Николаев 2008, 189], оснований предполагать в нём разделение на несколько редакций на данный момент нет.

Источником для обоих русских переводов стала комментированная польская версия Księgi Metamorphoseon, to jest, Przemian od Publiusa Owidiusza Nasona Wierszami opisane, созданная Валерианом Отвиновским и изданная в Кракове в 1638 г. [Николаев 2008, 189].

Поскольку русские переводчики работали не напрямую с текстом Овидия, а с переводом этого текста, выполненным в иноверческой инославянской среде и особым образом обработанного, при исследовании текстологических аспектов русских переводов всегда актуальны вопросы о соотношении этих переводов с латинским оригиналом поэмы: насколько русские переводы близки к латинскому тексту Овидия, если оригиналом для них был текст-посредник; пользовались ли русские переводчики латинскими или какими-либо ещё изданиями поэмы, помимо польской версии В. Отвиновского; пытались ли они избавляться от следов польской обработки текста; воспринимали ли его как античный или как барочный польский (шире — западноевропейский, полученный через польское посредство). Для решения этих вопросов необходимо обращение к этапу перевода Метаморфоз с латинского языка на польский и исследование польского текста как переводного по отношению к оригиналу Овидия. В данной статье такое обращение выполнено на материале наименований сакральных построек с целью установить, по каким принципам В. Отвиновский переводил соответствующие лексемы из текста Овидия и популярных комментированных изданий Метаморфоз того времени, и подготовить тем самым необходимую базу для дальнейшего исследования этой лексики в русских переводах, оригиналом для которых стало издание В. Отвиновского.

Поэма Овидия как оригинал для основного текста В. Отвиновского

Для номинации сакрального пространства у Овидия3 в Метаморфозах употреблены лексемы templum, delubrum, aedes, tectum, ara, gradus sacros, sacros postis, sacrata penates, sacrarium. Из них чаще всего встречаются первые три варианта: templum (42), aedes (7), delubrum (6).

Лексема templum, восходящая, вероятно, к греч. τέμνω ‘резать, отрезать’ и τέμενος ‘земельный участок’, ‘отграниченное сакральное пространство’, зафиксирована в словарях со значениями ‘место, выбранное для ауспиций’; ’(выделенное) пространство, область’; ‘освящённое место, святилище, храм’; архит. ‘поперечный брус, балка’; ‘небольшой кусок дерева’ [Дворецкий 1976, 1002; Lewis, Short 1891, 1852–1853].

Лексема aedes имеет значения ‘комната’; ‘жилище богов, храм’; ‘жилой дом, здание’; ‘пчелиные ячейки, улей’ [Дворецкий 1976, 38, Lewis, Short 1891, 51]. Ряд исследователей связывает aedes с греческими глаголом αἴθω ‘зажигать, воспламенять, гореть’ или существительными ἕδος ‘седалище, жилище, земля, храм’ и ἕδρα ‘седалище, престол, святилище, убежище’ [Lewis, Short 1891, 51].

Отличие templum от aedes в значении ‘храм, святилище’ очень кратко можно представить следующим образом: лексема aedes изначально обозначала объекты, наиболее похожие на храмы в христианской, например, культуре, тогда как лексема templum могла номинировать не только сакральные постройки, но и сакральное пространство: область в небе для ауспиций, священное место, не обязательно как-то оформленное архитектурно [Egelhaaf-Gaiser 2007, 206; Scheid 2010, 66; Beard et al. 1996, 22].

Со времени правления императора Августа aedes и templum стали, по-видимому, почти полными синонимами (возможно, со стилистическими отличиями4) и могли употребляться поэтами без различения [Lewis, Short 1891, 51; Middleton 1890, 773].

Лексема delubrum, этимологически связанная с глаголом luo ‘очищать, освобождать’, ‘искуплять’, ‘оплачивать’, ‘омывать’ и существительным deluo ‘искупление’, известна в значении ‘храм, святилище, святыня’ [Дворецкий 1976, 303; Lewis, Short 1891, 540]. Вероятно, её первоначальным значением было ‘место очищения’ — так назывался участок земли, где проводились очистительные ритуалы. В этом значении лексема delubrum изначально отграничивалась от aedes и templum, однако в более поздние периоды delubrum, aedes и templum в текстах римских поэтов могли употребляться как синонимы [Middleton 1890, 773].

Являются ли delubrum, aedes и templum полными синонимами в Метаморфозах Овидия — вопрос для отдельного исследования. В поэме есть контекст, где delubrum, templum и aedes употреблены в отношении храма Эскулапа в Эпидавре (Ovid 15: 653–655; Ovid 15: 665–674), а также есть пример5 номинации храма Фемиды лексемами templum и delubrum (Ovid 1: 371–375). В то же время, за исключением примера с храмом Фемиды (Ovid I: 373), лексема delubrum употребляется в Метаморфозах, как кажется, только в контекстах, где сакральные постройки фигурируют без конкретики и во множественном числе (Ovid 2: 77, 8: 707, 13: 589, 13: 634, 15: 745), а для лексем aedes и templum приведённый выше контекст с храмом Эскулапа является единственным, где они совместно используются и взаимозаменяемы. Кроме того, лексема aedes в Метаморфозах по крайне мере трижды употреблена и для номинации несакральных построек (Ovid 4: 403, Ovid 5: 284, Ovid 7: 644).

В любом случае, в Метаморфозах речь идёт о языческих древнеримских святилищах, а потому разница между их отдельными типами, даже если её отмечал Овидий, вряд ли была принципиально важной для переводчиков Нового времени, как это было бы в случае, если бы им приходилось различать храмы разных конфессий. Более актуальной мотивацией в рамках художественного перевода для них могло быть, как кажется, желание следовать за оригиналом в плане передачи синонимической вариативности, но реализация этого желания зависела от текста Овидия, не требуя обязательного ознакомления с типологией построек.

Стратегия В. Отвиновского при переводе названий храмов

В издании В. Отвиновского6 в основном тексте насчитывается 68 случаев употребления лексем для номинации святилищ, в аргументах и толкованиях к основному тексту — 105.

Разделение контекстов на две эти две группы актуально, поскольку у основного и дополнительных текстов в переводе В. Отвиновского разные отношения со своими оригиналами. Основной текст представляет собой перевод поэмы Овидия, что позволяет для каждой лексемы польского текста найти соответствующий латинский вариант. Вопрос об оригиналах для дополнительных текстов намного сложнее. Исследовательница старопольских переводов Метаморфоз Мария Вихова установила, что некоторые аргументы и толкования в издании В. Отвиновского представляют собой перевод соответствующих дополнительных текстов из латинских комментированных изданий поэмы того периода7 (причём не всегда возможно установить, с какого именно издания выполнен перевод конкретного толкования или аргумента), часть толкований В. Отвиновский не просто перевёл, а отредактировал в соответствии с собственной концепцией, а некоторые дополнительные тексты сочинил полностью сам [Wichowa 2008, 101–104]. Вопрос о латинских соответствиях лексемам из дополнительных текстов издания В. Отвиновского в каждом случае требует отдельного текстологического исследования.

Выбор лексем для перевода названий сакральных построек в основном тексте издания В. Отвиновского наглядно представлен в таблице № 1. Эти же контексты были соотнесены с ещё одним полным старопольским переводом Метаморфоз — трудом поэта Якуба Жебровского8, изданным на два года раньше перевода В. Отвиновского. Целью соотнесения было установить, можно ли считать выбор В. Отвиновского реализацией его собственной стратегии, или он был достаточно стандартным для периода, когда был выполнен перевод.

Таблица № 1. Перевод наименований храмов в латинском тексте Метаморфоз и в двух его старопольских переводах

Овидий

В. Отвиновский (1638)

Я. Жебровский (1636)

templum (42)

kościół (42)

kościół (20), cerkiew (16), kaplica (3), bóżnica (2), 1 контекст пропущен

delubrum (6)

kościół (5), kościelna kaplica (1)

cerkiew (5), kaplica (1)

aedes (8)

kościół (4), dom święty (1), dom (1), boski (1), 1 контекст пропущен

kościół (4), cerkiew (2), kaplica (1), bog (1)

aedes не в сакральном смысле (3)

gmach (3)

parsek (1), sala (1), gmach (1)

tectum (1)

kościół

przybytek

ara (1)

kościół

ołtarz

gradus sacros (1)

kościół

stopni święte

sacros postis (1)

kościół

cerkiew

sacrata penates (1)

kościół

cerkiew

sacrarium (1)

kaplica

фрагмент переиначен

sacra domus (1)

dom święty

łożnica

нет лат. соответствия

kościół (5)

нет наименований сакральных построек

В абсолютном большинстве случаев В. Отвиновский перевёл названия сакральных построек лексемой kościół (включая производное прилагательное kościelny): 62 из 68 случаев в основном тексте, 104 из 105 — в дополнительных. Следующие по частоте встречаемости варианты: kaplica — 3, domwięty) — 3, прилагательное boski — 1. В пяти случаях kościół не имеет прямого соответствия со значением ‘сакральная постройка’ в латинском оригинале.

У Я. Жебровского набор синонимов и их распределение оказались иными: 26 раз фигурирует kościół (включая прилагательное kościelny), 25 — cerkiew, 4 — kaplica, 2 — bóżnica, по одному разу встретились остальные варианты.

Стоит рассмотреть различия между этими синонимами.

Лексема kościół восходит к лат. castellum через цепочку заимствований, попав в польский язык из древнечешского в период распространения в польских землях христианства [Boryś 2005, 253]. В польских исторических словарях для лексемы kościół выделены следующие значения: ‘святилище (не только христианское), дом господень, templum, aedes’, ‘юридическая единица, связанная с определённым костёлом: парафия, диоцез’, ‘институция, объединяющая исповедующих общую религию, обряд’ [SłSt 3, 360–362], ‘сообщество людей: христианская общность, основанная на общей вере; Израиль, народ Яхве (в текстах Ветхого Завета); собрание людей вообще (в библейских текстах)’, ‘сакральная постройка: христианская, иудейская, мусульманская, языческая’, ‘дворец (в библейских текстах)’ [SłP XVI 11, 35–68], ‘сообщество верующих’, ‘святилище’ [SłP XVII9], ‘храм (Kirche)’, ‘дом божий’, ‘совокупность христиан всего мира’ [Linde 2, 455].

Употребления в интересующем нас значении ‘храм языческого/ божества’ зафиксированы в разных источниках XVXVIII вв., ср. в Шарошпатацкой Библии: Weszły do kościoła Baal; в Пшемыском размышлении [SłSt 3, 360–362]: Tedy są szły ku jednemu kościółu bałwańskiemu; в Зверинце Миколая Рея: Potym mu powiedziano/ iż w drugim kościele/ Tam u Merkuriusza/ złota srebra wiele [SłP XVI, 11: 66]; Библии Якуба Вуека: Był ten kośćiół Diany w Ephezie z siedmi dziwów świata [Ibidem]. В словаре польского языка XVIIXVIII вв. в качестве устойчивых сочетаний приведены словосочетания kościół apollinowy, kościół Apollina, kościół Baalow, kościół bałwanow10.

Лексема cerkiew в такой форме зафиксирована в источниках с XIV в. (в XIIIXIV вв. существовала форма cyrki/cerki, сохранившаяся в диалектах до ХХ в.). Она возводится к греч. κυριακός ‘господний’, в славянские языки была заимствована из герм. *kiriko ‘святилище, храм’ [Boryś 2005, 55; Brückner 192711]. В старопольских словарях зафиксирована в значениях ‘святилище, храм (православный или синагога)’, ‘совокупность последователей одного вероучения’ [SłP XVI 3, 159–160], ‘святилище, храм, templum, ecclesia’, ‘институция, ecclesia, fidelium communitas’ [SłSt 1, 218–219]. В словаре польского языка XVIIXVIII вв. для лексемы cerkiew отмечены значения ‘святилище’, все примеры употребления с которым относятся к некатолическим постройкам: православному храму, мечети, храму и институции базилиан, и ‘сообщество верующих’ [SłP XVII12]. Словарь Линде даёт два значения: ‘церковь, особенно православного обряда’ и переносное, по мнению составителя словаря, более общее ‘церковь, святилище’, причём среди примеров использования в этом значении есть и контекст cerkiew święta katolicka [Linde 1, 229–230].

Лексема kaplica восходит к лат. capella через посредство нем. Kapelle и чешск. kapla, kaple [Boryś 2005, 221; Brückner 192713]. В словаре польского языка XVI в. для неё зафиксировано значение ‘небольшой храм или небольшое помещение с алтарём, предназначенное для отправления религиозного культа, или выделенная часть храма’ с пометкой, что лексема употреблялась и для номинации храмов / помещений, посвящённых иным культам. В частности, выделены контексты из ветхозаветных книг Брестской Библии, где лексема kaplica соответствует лат. excelsa ‘возвышения, горки, на которых приносились жертвы языческим божествам’ [SłP XVI 10, 81–82]. В Словаре старопольского языка приведено латинское соответствие этой лексеме — sacellum ‘небольшое святилище’ [SłSt 3, 236]. В словаре Линде kaplica толкуется как ‘небольшой храм (kościołek mały)’, ‘посвящённое Богу место, в котором разрешено отправлять церковные функции’, а в качестве эквивалентов из словарей русского и церковнославянских словарей XVIII в.14 приведены лексемы часовня, часовенъка, придѣлъ, крестовая церковь и цръквица [Linde 2, 310–311].

Лексема bóżnica образована от прилагательного božьnь ‘божий, божеский’ и исходно имела значение ‘что-то принадлежащее Богу или посвящённое Богу’ [Boryś 2005, 37]. В словаре польского языка XVI в. для лексемы bóżnica даны толкования ‘святилище, дом молитвы и научения вере’ и ‘собрание верующих, совокупность исповедующих одну религию’, причём имеется в виду святилище или собрание иноверцев по отношению к католикам: еврейская синагога, святилище язычников, мусульманская мечеть, православная церковь. Кроме того, отмечено, что лексема bóżnica употреблялась в полемических сочинениях как антипод лексемы kościół — в отношении как постройки, так и собрания верующих [SłP XVI 2, 350–351]. В словаре старопольского языка bóżnica истолкована как ‘святилище, templum’, в примерах употребления эта лексема тоже фигурирует для номинации некатолических святилищ [SłSt 1, 145]. В словаре польского языка XVIIXVIII вв. отмечены значения ‘еврейский дом молитвы и изучения религии’, ‘святилище язычников, еретиков’ и ‘сообщество исповедующих какую-либо религию’ [SłP XVII15]. В словаре Линде первым представлено значение ‘место, посвящённое Богу, святилище божье’ с цитатами из текстов, в которых лексема bóżnica употреблена в отношении католического храма, далее идут контексты, где это номинация иноверческих храмов, особо выделено значение ‘еврейская школа’ [Linde 1, 152].

Суммируя данные словарей, можно сказать, что наиболее нейтральным наименованием сакральной постройки, обладающим самым широким диапазоном значений, была лексема kościół, которая могла быть употреблена в отношении как католического, так и любого иноверческого храма. Остальные три варианта из рассмотренных более специфичны.

С учетом того, что стандартным для В. Отвиновского был перевод наименований сакральных построек лексемой kościół, особый интерес представляют случаи его отступления от этой стратегии: перевод наименования сакральных построек другими вариантами, отсутствие перевода или добавление в перевод лексемы kościół при отсутствии наименований храмов в латинском оригинале.

Отступления от выбора унифицирующего варианта kościół у В. Отвиновского

Случаев, когда выбор В. Отвиновского пал не на лексему kościół, всего 7: 6 в основном тексте и один в толкованиях к нему. Три из них соответствуют лексеме aedes, один — лексеме delubrum и ещё три — иным латинским лексемам, чем aedes, templum и delubrum.

Трижды В. Отвиновский выбирает лексему kaplica: дважды в основном тексте и один раз в толковании. Рассмотрим их по порядку.

1. В примере из толкования речь идёт о храме Афины и Посейдона на горе Борея, построенном Одиссеем:

Otw. (XV, 16, Y): Gorą zaś Minerwy zowie gorę Pomorską blizko Surreniu, na ktorej, powiedają, że przed tym Syreny mieszkały. A na kraju tej gory było Atheneum, to jest kaplica Minerwy, ktorą powiedają, że był Ulisses zbudował (s. 646).

Близкое толкование, возможно, ставшее источником для польской версии, обнаруживается в латинском комментированном издании Метаморфоз Регия 1543 г.: Promontorium Minervae: sic vocatur promontorium quod est iuxta Surrhenum, in quo olim Sirenes habitasse feruntur. In illius autem extremo est Atheneum, hoc est Minervae sacellum, quod Ulysses aedificasse narrator16 [Regius 1543, 349].

Если этот фрагмент действительно был источником для толкования в польской версии, лексема kaplica в переводе В. Отвиновского соответствует лексеме sacellum ‘небольшое святилище’ у Регия, представляющей собой деминутив от sacrum. Тогда можно считать, что в этом контексте В. Отвиновский очень точно последовал за оригиналом, употребив лексему kaplica именно для номинации небольшого святилища.

Два других контекста с лексемой kaplica находятся в основном тексте.

2. В одном из них речь идёт об осквернённом Гиппоменом и Атлантой святилище в пещере рядом с храмом Кибелы, в котором стояли деревянные статуи богов17:

Ovid (10: 695): Hunc init et vetito temerat sacraria probro18

Otw. (X, 13): Do tegoż wszedszy zaraz czci to miejsce zbawieł i zakazanym grzechem kaplicę splugawieł (s. 423).

В латинском оригинале употреблена лексема sacrarium, известная со значениями ‘святилище, храм’; ‘помещение для сакральной утвари’; ‘вместилище (ирон.)’; ‘императорский дворец’; ‘зал судебных заседаний’ [Дворецкий 1976, 891], встреченная в поэме только в этом контексте. В то же время в толковании к этому фрагменту В. Отвиновский употребил лексему kościół — возможно, уже имея в виду любой храм вообще:

Otw. (X, 13, G): I zakazanym grzechem kaplicę splugawieł. To jest pokładzinami w kościele, chociaż z żoną: czego było zakazano w kościelech u pogaństwa (s. 423–24).

Стоит отметить, что Я. Жебровский в своём переводе в данном контексте вообще не написал о святилище: tam wszedł, i grzechom sprosnym bostwa poszkaradziłebr. X, s. 265).

3. В третьем примере употребления В. Отвиновским лексемы kaplica сложно точно понять, о каких именно святилищах, показанных Анием, идёт речь:

Ovid (13: 630–635): Hunc Anius (…) temploque domoque recepit urbemque ostendit delubraque nota duasque Latona quondam stirpes pariente retentas19.

Otw. (XIII, 11): Tamże go Anius (...) i w kościół\ i w dom przyjął: i miasto nadobne i kościelne kaplice\ ukazał ozdobne: i dwoje drzewa\ ktorych kiedyś się trzymała Latona\ gdy na świat płod z siebie wydawała (s. 536).

Возможно, это один из случаев, когда на текст ВОтвиновского повлиял перевод ЯЖебровского, у которого этот фрагмент выглядит так: Anius <...> kościołem go\ i domem częstuje: grod nad to\ i wiadome kaplice wskazuje (Żebr. XIII, s. 335).

Трижды при переводе названий сакральных построек В. Отвиновский употребил лексему dom (в двух из них — в словосочетании dom święty). Исторические словари польского языка отмечают для этой лексемы, помимо примеров употребления для номинации здания вообще, значение ‘святилище’ [SłSt 2, 127–128; SłP XVI 5, 311–312; SłP XVII20; Linde 1, 480]. В контекстах с этой лексемой, однако, не всегда однозначно ясно, имеется в виду храм или просто жилая постройка.

1. Первый случай – в контексте о храме бога лесов и полей Пика:

Ovid (14: 312–316): Cum duce namque meo Circe dum sola moratur, illa mihi niveo factum de marmore signum ostendit iuvenale gerens in vertice picum, aede sacra positum multisque insigne coronis. Quis foret et quare sacra coleretur in aede (…)21

Otw. (XIV, 4): Bo gdy się\ z panem moim\ Cerce zabawiała\ ona mnie\ odwiodszy mi sobie\ pokazała młodzienki\ szczerobiały\ obraz marmurowy\ dzięcioła\ w swym wierzchu noszącej\ swej głowy\ wsrzod kościoła stojący\ wiency ozdobiony. Ktory\ i ktoby był\ i przecz bywa chwalony w domu świętym (...) (s. 570).

У Овидия в отношении этого святилища дважды употреблено одно и то же сочетание aedes sacra, переведенное В. Отвиновским по-разному: лексемой kościół и сочетанием dom święty. Для второго случая можно предполагать два варианта мотивации: у aedes актуализировано значение ‘здание’, переведённое как dom, или же лексема dom в этом контексте употреблена В. Отвиновским в значении ‘святилище’.

В переводе Я. Жебровского в этом фрагменте первый раз aedes также переведено как kościół, однако во втором случае переводчик заметно отклонился от оригинала, подобрав смысловое соответствие с другими лексемами: na obraz marmorowy w młodzieńskiej osobie skazała mi, z dzięciołem wierzch głowy, w kościele postawiony i w wieńcow przyubrany wiele. Ktoby był, skąd w takiej czci kościelnej (...) (Żebr. XIV, s. 357).

2. Во втором примере с лексемой dom в словосочетании dom święty у В. Отвиновского дан дословный перевод латинского domus sacros (в контексте описан визит Юноны в дом бога сна):

Ovid (11: 616–617): Quo simul intravit manibusque obstantia virgo Somnia dimovit, vestis fulgore reluxit sacra domus22

Otw. (XI, 11): Gdzie skoro weszła panna [Juno]\ i tłumy wielkimi stojące sny\ rękami rozpędziła swymi: oświecił się jasnością szaty jej\ Dom święty [dom Boga Snu] (s. 458).

3. В третьем примере из этой группы у В. Отвиновского лексеме aedes соответствует dom без дополнительных определений (в контексте описано похищение Одиссеем из Трои статуи Афины):

Ovid (13:345): cur audet Ulixes ire per excubias (…) suaque eripere aede deam (…)23?

Otw. (XIII, 3): A przecz Ulisses się waży przez różnie rozsadzone przekradywać straży (...) i Boginią/ w jej własnym domu\ porwać śmiele (s. 518).

И латинский текст Овидия, и перевод В. Отвиновского сохраняют двузначность лексемы aedes и соответствующей ей польской лексемы dom: их можно воспринять и в значении ‘святилище’, и в значении ‘здание, дом’ — место пребывания богини. В переводе Я. Жебровского выбор сделан однозначно в пользу значения ‘святилище’: Przecz Ulisses po ciszy nocnej iść się waży (...) tamże Boginią w Cerkwi własnej grabi śmieleebr. XIII, s. 326).

Последний пример перевода названий сакральных построек иным вариантом, чем стандартный kościół, также связан с переводом лексемы aedes — В. Отвиновский перевёл её прилагательным boski, тогда как в оригинале имеется в виду некая небесная постройка, с которой будет взирать на своё государство Цезарь:

Ovid (15: 841–843): Hanc animam interea caeso de corpore raptam fac iubar, ut semper Capitolia nostra forumque divus ab excelsa prospectet Iulius aede24

Otw. (XV, 17): Ty jednak\ wziętą duszę z ciała zabitego zmieniwsze w gwiazdę\ na wierzch wnieś nieba wielkiego: aby boski Julius\ patrzając z wysoka\ z zamkow naszych\ i z miasta\ nie zdejmował oka (s. 652).

В этом фрагменте также можно предполагать влияние перевода Я. Жебровского, в котором aedes переведено как bóg:

Ty zatym duszę wziętą z ciała zabitego\ w gwiazdę pchni\ by nie spuścił wiecznie oka swego z Kapitolca\ Julius Bog siedząc na niebie (Żebr. XV, s. 400).

Отдельно следует описать единственный случай опущения В. Отвиновским названия храма, имеющееся в латинском оригинале (в контексте описан эпизод из битвы с кентаврами на свадьбе Пирифоя и Гипподамии, в ходе которой было разгромлено всё приготовленное для торжества, включая жертвенник Гименею):

Ovid (12: 245–247): Primus Ophionides Amycus penetralia donis haut timuit spoliare suis et primus ab aede lampadibus densum rapuit (…)25

Otw. (XII, 8): Wszakże Ophionowicz Amikus\ z tej zgraję\ Najpierwszy się do gaju świętego udaje: i waży się go\ z sprzętow jego własnych\ zdierać. On pierwszy jął iskrzącym lichtarzem nacierać i wyniesionym w gorę (…) uderzył Keladonta\ w czoło\ Lapitskiego (s. 481).

В переводе В. Отвиновского опущено, что кентавр Амик выхватил светильник из святилища, но добавлено словосочетание gaj święty, соответствия которому в латинском оригинале нет. Возможно, оно появилось под влиянием контекста, поскольку перед описанием пира указано, что тор жество проходило в пещере в роще. Более близок к латинскому оригиналу перевод Я. Жебровского: Naprzod się ważył dary drzeć własne z świątnicę Amik Ophionowicz; najpierwszy z kaplicę lichtarz porwałebr. XII, s. 301).

Появление лексемы kościół у В. Отвиновского без поддержки в латинском оригинале

В переводе В. Отвиновского обнаружено 5 случаев употребления лексемы kościół без поддержки со стороны латинского оригинала. В четырёх из них её появление мотивировано, по-видимому, контекстом: речь идёт о посещении храма Аполлона в Дельфах, где находился оракул (Ovid. 13: 679 — Otw. XIII, 11, s. 538), и о храме Януса на римском форуме, ворота которого были открыты, пока идёт война (Ovid. 14: 785, 790, 796 — Otw. XIV, 13, s. 598). В пятом случае употребление лексемы kościelny не имеет прямой мотивации в контексте, но может быть объяснимо логически. Овидий описал, как Эскулап явился в своём храме в Эпидавре в образе змея, прошёл по городу до корабля, сопровождаемый толпой, и отправился в Рим, чтобы спасти римлян от разразившегося там мора:

Ovid. (15: 691–694): Restitit hic agmenque suum turbaeque sequentis officium placido visus dimittere vultu26

Otw. (XV, 16): Tu stanął: tu i swoich kościelnych kapłanów i pospolitstwa i inszychrozmaitych stanów wyprowadzających się uczymmość pamiętną zdał się opuszczać twarzą przy rozstaniu chętną (s. 643).

Вероятно, kościelni kapłani у В. Отвиновского соответствуют лексеме officium, одно из значений которой ‘служебный персонал, прислуга’, и польский переводчик домыслил, что речь идёт о жрецах.

В переводе Я. Жебровского во всех этих контекстах наименований сакральных построек нет (Żebr. XIII, s. 337; XIV, s. 372; XV, s. 395).

Выводы

Итак, В. Отвиновский в своём переводе Метаморфоз Овидия выбрал лексему kościół как единое (за несколькими исключениями) наименование для сакральных построек, отступив тем самым от текста Овидия в количественном плане: не передавая вариативности синонимов, которая есть в латинском тексте поэмы.

В переводе Я. Жебровского, наряду с лексемой kościół, активно использованы другие варианты, прежде всего cerkiew, причем заметна попытка частично разграничить синонимы, ориентируясь на ситуацию в латинском оригинале. Так, лексема kościół у него соответствует только лексемам templum и aedes, а остальные варианты номинации сакрального пространства переведены иначе. Указанная тактика вполне соответствовала общему переводческому замыслу Я. Жебровского: по возможности точно передать смысл и эстетику оригинала, не изменяя и не интерпретируя его [Wichowa 2008, 15].

Сравнение двух старопольских переводов показало, что унифицирующий перевод был не единственно возможным вариантом, а сознательным выбором В. Отвиновского — тем более, что, как известно, он был знаком с переводом Я. Жебровского [Wichowa 2008, 192–203]. В. Отвиновский адресовал свой перевод прежде всего учащейся молодёжи [Wichowa 2008, 118, 150] и рассматривал Метаморфозы как материал, из которого можно извлечь полезные моральные установки или хотя бы примеры ситуаций, которые можно прокомментировать в морализаторском духе. То есть, он был заинтересован прежде всего в том, чтобы сделать текст понятным, и в этих целях мог отказаться от синонимической вариативности.

Выбрав в качестве единого варианта перевода лексемы kościół, В. Отвиновский, по-видимому, решил не подчёркивать, что речь идёт о языческих постройках, поскольку примеры из поэмы можно было использовать для назидания в благочестии вообще. Такой выбор можно считать также реализацией отмеченной М. Виховой стратегии адаптации и христианизации реалий, в одном ряду с соответствиями altrix ‘кормилица, воспитательница’ — mamka, iuvenis ‘юноша’ (в контексте — товарищ Мелеагра) — komonnik, fatum ‘судьба’ — wyrok Boży [Wichowa 2008, 178–183], placuit caeleste precari numen27 (Ovid 1: 367–368) — się udali do Niebieskiego Boga z swymi modlitwami (Otw. I, 11, s. 23) и др.

Таким образом, ситуация в тексте В. Отвиновского, с одной стороны, в большинстве случаев не давала русским переводчикам прямых предпосылок для введения синонимической вариативности при переводе названий сакральных построек, а с другой —набор выбранных им лексем мог добавлять дополнительные ассоциации с иноконфессиональной средой, в которой был выполнен польский перевод.

Источники

HUGO, M., ed., 1892. Die Metamorphosen des P. Ovidius Naso. Gotha: F. A. Perthes. URL https://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus%3Atext%3A1999.02.0029%3Abook%3D1%3Acard%3D1 (26.07.2021).

MAGNUS, H., ed., 1892. Die Metamorphosen des P. Ovidius Naso. Gotha: F. A. Perthes. URL: https://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus%3Atext%3A1999.02.0029%3Abook%3D1%3Acard%3D1 (26.07.2021).

OTWINOWSKI, W., 1638. Księgi Metamorphoseon to iest, Przemian, Od Pvblivsa Owidyvsza Nasona Wierszami opisane. Krakow: Drukarnia Andrzeja Piotrkowczyka. URL: https://jbc.bj.uj.edu.pl/dlibra/doccontent?id=107184&from=FBC (26.07.2021).

REGIUS, R., 1543. P. Ovidii Nasonis Metamorphoseos libri quindecim cum commentariis Raphaelis Regii. Basileae: Ioan. Heruagium. URL: https://books.google.ru/books?id=zyJUAAAAcAAJ&printsec=frontcover&dq=P.+Ovidii+Nasonis+Metamorphose%C5%8Ds+Libri+Qvindecim&hl=pl&sa=X&ved=2ahUKEwjS7Mnx-K3uAhVosYsKHX-8CeoQ6AEwAHoECAAQAg#v=onepage&q=P.%20Ovidii%20Nasonis%20Metamorphose%C5%8Ds%20Libri%20Qvindecim&f=false (26.07.2021).

ŻEBROWSKI, J., 1636. Publiusa Owidiusza Nasona Metanorphoseon, to jest\ Przeobrażnia, ksiąg piętnaście. Kraków: Drukarnia Franciszka Cezarego. URL: https://crispa.uw.edu.pl/object/files/213161/display/Default (26.07.2021).

Словари

ДВОРЕЦКИЙ, И. Х., 1976. Латинско-русский словарь. Москва: Русский язык.

BORYŚ, W., 2005. Słownik etymologiczny języka polskiego. Kraków: Wydawnictwo literackie.

BRÜCKNER, A., 1927. Słownik etymologiczny języka polskiego. Kraków: Krakowska Spółka Wydawnicza. URL: https://pl.wikisource.org/wiki/S%C5%82ownik_etymologiczny_j%C4%99zyka_polskiego (26.07.2021).

LEWIS, C., SHORT, C. (eds.), 1891. A New Latin Dictionary. New York, Oxford: Oxford University Press.

LINDE, S.-B., 1854–1860. Słownik języka polskiego, 1–6. Łwów: Ossolineum.

SłP XVI ‒ Słownik polszczyzny XVI wieku, 1966–2012. 1–36. Wrocław, Warszawa, Kraków, Gdańsk: Zakład Narodowy imienia Ossolińskich: Wydawnictwo Polskiej Akademii Nauk, Warszawa: Instytut Badań Literackich.

SłP XVII ‒ Elektroniczny słownik języka polskiego XVII i XVIII wieku. URL: https://sxvii.pl/ (дата обращения: 26.07.2021).

SłSt ‒ Słownik staropolski, 1953–2002. 1–11, Warszawa, Kraków: Instytut Języka Polskiego PAN.

Литература

МОЛЬКОВ, Г. А., 2016. Употребление частицы «было» в переводе «Метаморфоз» Овидия начала XVIII в. In МОЛДОВАН, А. М., (ред.). Труды Института русского языка им. В.В. Виноградова. Вып. 10. Материалы международной научной конференции «Грамматические процессы и системы в синхронии и диахронии (30 мая – 1 июня 2016 г.). Москва: Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, 454–464.

НИКОЛАЕВ, С. И., 2008. Польско-русские литературные связи XVI–XVIII вв.: библиографические материалы. Санкт-Петербург: Нестор-История.

BEARD, M., NORTH, J., PRICE, S., 1996. Religions of Rome: Volume 1, A History. Cambridge: Cambridge University Press.

EGELHAAF-GAISER, U., 2007. Roman Cult Sites: A Pragmatic Approach. In RÜPKE, J. (ed.). A Companion To Roman Religion. Malden, Oxford, Carlton: Blackwell Publishing, 205–222.

MIDDLETON, J. H., 1890. Templum. In SMITH, W., WAYTE, W., MARINDIN, G. E. (eds.). A Dictionary of Greek and Roman Antiquities. London: John Murray, 772–792.

SCHEID, J., 2010. An Introduction to Roman Religion. Edinburgh: Edinburgh University Press.

WICHOWA, M., 2008. Staropolskie przekłady Metamorfoz Owidiusza. Łódz: Wydawnictwo Uniwersytetu Łódzkiego.

Bibliography (Transliteration)

BEARD, M., NORTH, J., PRICE, S., 1996. Religions of Rome: Volume 1, A History. Cambridge: Cambridge University Press.

EGELHAAF-GAISER, U., 2007. Roman Cult Sites: A Pragmatic Approach. In RÜPKE, J. (ed.). A Companion To Roman Religion. Malden, Oxford, Carlton: Blackwell Publishing, 205–222.

MIDDLETON, J. H., 1890. Templum. In SMITH, W., WAYTE, W., MARINDIN, G. E. (eds.). A Dictionary of Greek and Roman Antiquities. London: John Murray, 772–792.

MOL’KOV, G. A., 2016. Upotreblenie chastitsy «bylo» v perevode «Metamorfoz» Ovidiya nachala XVIII v. In MOLDOVAN, A. M. (ed.). Trudy Instituta russkogo jazyka im. V.V. Vinogradova. Vyp. 10. Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii «Grammaticheskie protsessy i sistemy v sinkhronii i diakhronii (30 maja – 1 ijunja 2016 g.). Moskva: Institut russkogo jazyka im. V. V. Vinogradova RAN, 454–464.

NIKOLAEV, S. I., 2008. Pol`sko-russkie literaturnyje svjazi XVI–XVIII vv.: bibliograficheskie materialy. Sankt-Peterburg: Nestor-Istorija.

SCHEID, J., 2010. An Introduction to Roman Religion. Edinburgh: Edinburgh University Press.

WICHOWA, M., 2008. Staropolskie przekłady Metamorfoz Owidiusza. Łódz: Wydawnictwo Uniwersytetu Łódzkiego.

 

Екатерина Алексеевна Матвеенко, аспирантка кафедры русского языка филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Ekaterina Matveenko, PhD student, Department of Russian Language, Faculty of Philology, Lomonosov Moscow State University.

Jekaterina Matvejenko, Maskvos valstybinio M. V. Lomonosovo universiteto Filologijos fakulteto Rusų filologijos katedros aspirantė.

1 Ранняя редакция первого перевода: списки ГИМ Собр. Синодальное № 809 (книги 1–12), БАН П I Б. №101 (17.14.21) (книги 1–8), ГИМ ОПИ. Ф. 96. Инв. № 21059/3287 (книги 13–15), поздняя редакция первого перевода: РГАДА Ф.181. № 671/1182 (книги 1–4) и РНБ Q.XVIII.4 (книги 1–4).

2 Списки БАН Тек. Пост. № 744 (книги 1–5), ГИМ ОПИ. Ф. 96. Инв. № 33561/3605 (книги 11–15), ЦНБ АН Украины. Собр. Киево-Печерской лавры № 334п/225 (состав рукописи неизвестен).

3 Все примеры из латинского текста Метаморфоз цитируются по изданию: [Hugo 1892].

4 В [Middleton 1890, 773] приводится предположение, что во времена Августа лексема templum в этом значении была новым, модным, возможно, аналогом aedes sacra и могла употребляться для номинации новых храмов, в то время как давно существующие храмы по традиции продолжали называть aedes sacra.

5 Inde ubi libatos inroravere liquors/ vestibus et capiti, flectunt vestigia sanctae/ ad delubra deae, quorum fastigia turpi/ pallebant musco stabantque sine ignibus arae. Ut templi tetigere gradus (…)

6 Все примеры из перевода В. Отвиновского цитируются по изданию: [Otwinowski 1638]. Все цитаты даются в современной орфографии.

7 М. Вихова установила круг изданий Метаморфоз на латинском языке, которыми, вероятнее всего, пользовался В. Отвиновский при работе. Источниками первого порядка для дополнительных текстов у В. Отвиновского она считает издания Р. Регия (1543), Я. Мицилла (1563), Г. Сабина (1593) и компилятивное издание Е. Берсмана (1621); источниками второго ряда — издания Метаморфоз (1560; 1582) с комментариями Г. Лонголия и Г. Глареана [Wichowa 2008, 91–104].

8 Все примеры из перевода Я. Жебровского цитируются по изданию: ebrowski 1636].

12 См.: https://sxvii.pl/index.php?strona=haslo&id_hasla=4998&forma=CERKIEW#4998 (дата обращения: 26.07.2021).

14 Словари перечислены составителем в предисловии к первому тому [Linde 1, LXIII].

16 ‘Гора Минервы: так называется гора, которая есть около Суррена, на которой, как говорят, некогда жили сирены. На её же верху есть Атенеум, здесь есть небольшое святилище Минервы, которое, как говорится, возвёл Улисс’.

17 Ovid 10: 691–694: Luminis exigui fuerat prope templa recessus, speluncae similis, nativo pumice tectus, religione sacer prisca, quo multa sacerdos lignea contulerat veterum simulacra deorum.

18 ‘В него вступает и запретным постыдным поступком оскверняет святилище’.

19 ‘Там Аний (…) в храме и в доме принял и город и святилища показал знаменитые и два дерева, которые некогда держала Латона во время рождения детей’.

20 См.: https://sxvii.pl/index.php?strona=haslo&id_hasla=364&forma=DOM#364 (дата обращения: 26.07.2021).

21 ‘Когда с начальником моим Цирцея в то время между тем была одна оставлена, она мне белый образ из мрамора показала юношеский, носящий на голове дятла, в храме священном воздвиженный и украшенный множеством венцов. Кто это был и почему в священном храме был почитаем?’

22 ‘Куда в то же время девушка вошла и руками стоящие перед ней сновидения раздвинула, от сияния одежды осветился дом святой’.

23 ‘Почему Одиссей отваживается идти через посты (…) и из её дома похитить богиню?’

24 ‘Ныне душу тем временем из умерщвлённого тела унесённую сделай небесным светилом, чтобы всегда на капитолии наши и форум божественный с возвышающегося храма смотрел Юлий’.

25 ‘Первый Амик сын Офиона не устрашился лишить даров внутреннее и первый из храма схватил светильник’.

26 ‘Он остановился тут и толпу свою и множество сопровождавших слуг, казалось, отпустил кротким взглядом’.

27 ‘Им захотелось просить небесную волю’.