Priebalsių t, d, n ir b, p, m, v kietinimas lietuvių kalbos tarmėse
Articles
Žaneta Urbanavičiūtė
Published 1978-12-01
https://doi.org/10.15388/Knygotyra.1978.21838
PDF

How to Cite

Urbanavičiūtė Žaneta (1978) “Priebalsių t, d, n ir b, p, m, v kietinimas lietuvių kalbos tarmėse”, Kalbotyra, 29(1), pp. 69–78. doi: 10.15388/Knygotyra.1978.21838.

Abstract

В северо-восточных говорах вильнюсского диалекта небольшой полосой (Римше, Даугелишкис, Качяргишке, Тверячюс...) твердо произносятся согласные (t, d, n перед е, ė, еn, -i < ę́, -i. < -ę̄, напр. tę́ka / tėka (литер. t|ēkа “течет”), dė̄dė (литер. d|ė̄d|ė “дядя”), каты́ (литер. kat|è “кошкой”). kàtы* (литер. kāt|e. “кошку”) и т.п.

Эти согласные произносятся твердо в тех же позициях. что и l, r, s, z, и вокализм после них меняется одинаково. Поэтому не исключена возможность, что согласные t, d, n могли остаться вообще непалатализованными, как и l, r, s, z. Но особенная мягкость согласных t, d, n в соседних говорах, универсальность твердого произношения t, d, более слабое отвердение n, чем t, d позволяет думать, что эти согласные могли отвердеть и позже.

Существует мнение, что на это отвердение повлиял белорусский язык, в котором нет мягких t, d (Й. Казлаускас). Несмотря на то, что в общем согласные вильнюсского диалекта не претерпели влияния белорусского языка, в данном случае такое влияние возможно. В восточных говорах для такого влияния создались благоприятные условия: здесь твердым t, d противопоставляются не t’, d’, а с’, d’z’. В части говоров отсутствует и позиционная мягкость согласных t, d перед ī̌, iе (в такой позиции t’, d’ перешли в с’, d’z’). Позиционную мягкость они имели только перед е, ė, поэтому могли легко ее потерять.

В южноаукштайтском и в восточноаукштайтском вильнюсском диалекте t’ī̌, d’ī̌ перешли в с’ī̌, d’z’ī̌, поэтому в новых словах t, d в этой позиции подвергаются отвердению: dыn̄go (литер. din̄go “исчез”), Judыckas (литер. Jud’ickas - фамилия), и т.п. Начало такому отвердению могли дать славянские заимствования dыšlius (ср. белорус. дышать, польск. dyszel) и др.

Отвердение губных согласных b, р, m, v перед е́ известно в некоторых крайне южных говорах южноаукштайтского диалекта (Кабяляй, Друскининкай, Швяндубре) и перед е, ė в крайне восточных говорах вильнюсского диалекта (Тверячюс, Цейкиняй, очень слабое отвердение встречаются в окрестностях Игналины, Швенчёнис), напр.: bė́gа (литер. b’ė́gа “бежит”), vė́mė (литер. v’ė́m’ė “его рвало”), lāpė (литер. lāp’ė “лиса”), в восточных говорах ещё méta (литер. m’ēta “бросает”), béržas (литер. b’éržas “берёза”) и др.

В отвердении губных согласных в указанных говорах вильнюсского диалекта мог поиметь значение очень слабое развитие их тембровой корреляции: перед ā̄, ū̀, о, uо твердым b, р, m, v противопоставляются не мягкие b’, р’, m’, v’, а сочетания bj, pj, vj, mj. При отсутствии функциональной мягкости начинает исчезать и позиционная мягкость.

В говорах южноаукштайтского диалекта многие согласные под влиянием славянских языков подверглись депалатализации. Дальнейшим этапом этого процесса является уже самостоятельное отвердение губных согласных перед é.

PDF
Creative Commons License

This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

Please read the Copyright Notice in Journal Policy

Most read articles by the same author(s)